Неудобные вопросы (рассказ)

Где явь, где сон?
Неясно мне.
В груди спит стон.
Не по себе.

Байбарак Л.

  Очередной день мы проводили на развалинах когда-то большого мегаполиса. Тысячи людей в одинаковой чёрной робе различались лишь номерами на белом клочке ткани, пришитом к нагрудному карману рубашки. Каждый был занят своим делом, яблоку негде было упасть. День за днем мы работали здесь – на реставрации.

  Людской муравейник кропотливо выполнял свои функции, медленно возвращая небоскребам их былой вид. То тут, то там сновали по рельсам-перекладинам строительные бригады.

  Небо как всегда было серым, как и развалины. Как это – когда светит солнце? Никто из «муравьёв» на стройке не знал. Их бледная кожа почти светилась, контрастируя с чернотой робы и серостью окружающего мира. Даже волосы у всех были чёрными, ни рыжих, ни русых и светлых не встречалось. Тысячи одинаковых человечков – в одинаковой одежде, с одинаковой кожей, цветом волос и глаз…

  Очередной рабочий день подходил к концу, когда произошло ЧП.

  Картину слаженно передвигающейся «муравьиной» массы нарушило беспорядочное движение вышедшей из строя «шестерёнки». Всякое движение в один момент прекратилось. Все с изумлением и любопытством стали наблюдать за внесистемным передвижением одного человека. Когда он приблизился ко мне, то я с ужасом узнал в нём своего знакомого — Мартина. Мы с ним всегда пересекались по дороге в столовую. Мне нравилось с ним разговаривать, он как-то необычно обо всём говорил и рассказывал.

  Увидев меня, он остановился. Тяжело дыша, привалился к одной из недостроенных стен. Лицо его было красным, глаза безумно бегали, не в состоянии остановиться:

  — Я забыл! Я забыл, где моё место и что я должен делать! – страдальческая гримаса исказила его физиономию, — Я спрашивал их, но они не знают. У каждого только свой маленький кусочек памяти…

  Немного успокоившись, он пристально посмотрел на меня:

  — А ты помнишь, что происходит с тобой после работы? Как мы вообще оказываемся каждый день здесь в чистой новенькой одежде? И где мы ночуем? И почему все мы в этой чёрной робе, а они в серых мышиных мундирах с фуражками? Кто они? – уже обращаясь ко всем, — Кто мы?

  Все молчали. Никто не понимал, что происходит и почему ни с того, ни с сего задаются вопросы, не имеющие ответа. Да и вообще не принято задавать вопросы. Ведь каждый имеет своё место и свою работу, составляя маленькое звено большого механизма по реставрации мегаполиса. Им было до глубины души жаль бедолагу, забывшего свою часть деятельности. Даже представлять себя в его положении им было почти физически больно.

  А меня почему-то захватила волна его вопросов. Я пытался ответить хотя бы на один из них и понимал, что не могу. Я не помню. Я не знаю. Даже имена членов моей бригады, с которыми я ежедневно встречаюсь, мне неизвестны. И одежда наша всегда с утра новая, с иголочки. Хотя вечером после работ – рваная и насквозь пропыленная бетонной и каменной крошкой. Я помню лишь несколько дней и только то время, что проводил на работе. А где остальная память? Количество вопросов в моей голове росло, как снежный ком. Земля уходила из-под ног. Ещё немного и я сойду с ума! Надо получить хотя бы один ответ на любой вопрос. И что значат слова Мартина «У каждого только свой маленький кусочек памяти»?

  Едва я открыл рот, чтобы спросить, как к нам подошёл один из строителей:

  — Мартин, тебя зовёт к себе принципал. Пойдём.

  Этажами выше на краю стоял в ожидании сам принципал, заложив руки за спину, как серый памятник некоему солдату. По его непроницаемому лицу было сложно понять, настроен ли он враждебно или нет.

  Я со своего места внимательно следил, как Мартин приблизился к «серому мундиру». «Серый» улыбнулся и в полной тишине спросил:

  — Так ты забыл? Совсем забыл? – слова, произнесённые шутливым тоном, разнеслись по всей стройке.

  — Да. Вы мне поможете?! – лицо Мартина просветлело.

  — Конечно. Это моя обязанность, — улыбка стала ещё шире.

  Народ выдохнул с облегчением. Так это всё шутка! Розыгрыш! Нас решили провести! Вот же дают! А мы поверили. Как хорошо, что это всего лишь шутка!

  Тут и там засверкали улыбки. Атмосфера разрядилась, настроение у всех стало приподнятым – отличное завершение трудового дня!

  Принципал, не переставая счастливо улыбаться, протянул руку к тросу с крюком, который свисал со стрелы стоявшего неподалеку крана. Резко обмотал трос вокруг шеи Мартина и столкнул его с этажа вниз. Все ахнули, но уже через минуту зашлись неудержимым смехом.

  — Снова разыгрываете нас!

  — Браво! Прекрасно сыграно!

  — Вот это трюк! Мартин, ты – гений!

  «Серый мундир» смеялся вместе со всеми и поддакивал.

  Через пятнадцать минут тело Мартина спустили вниз, погрузили в кузов грузовика, забитого вопящими людьми «Давай ещё раз! Ещё! Бис!», и повезли за территорию.

  Я молча стоял и смотрел на людей, окружающих меня. Неужели они не видели, что это не было хорошо поставленным спектаклем?! И главный актёр мёртв НА САМОМ ДЕЛЕ! Почему они с такой лёгкостью поверили в лицедейство? Боги, я сошёл с ума, если вижу всё иначе? Может это в самом деле было только представление? Но это ведь невозможно! Тело когда-то знакомого мне человека не шевелится в руках восхваляющей его толпы… оно, как тряпичная кукла, реагирует на подпрыгивающий по ухабам грузовик.

  Новый день принёс с собой всё новое: робу, бригаду, принципала. Теперь я работал на другом участке. Он мало чем отличался от прежнего. Я старательно работал над шлифовкой камня. Временами в памяти всплывали какие-то вопросы и имя Мартин. Я не знаю, откуда они взялись, эти вопросы. Да и знакомых с таким именем у меня никогда не было. Наверное, мне приснилось. Пройдёт время, и я забуду этот неудобный и непонятный сон, который скребёт по моей душе своими пронизывающими когтями. Скорей бы забыть.

emblema

Один комментарий в “Неудобные вопросы (рассказ)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*